История стартапа QRepublik

Редакция vc.ru поговорила с сооснователем проекта QRepublik Сергеем Вищипановым, который разработал QR-идентификатор для пожилых людей. Система позволяет получить доступ к информации о человеке, если он оказался в критической ситуации и без сознания. Студент четвертого курса рассказал, как внедрял разработку в государственную систему здравоохранения и как заработал почти четыре миллиона рублей за девять месяцев.

Зарождение идеи

Сооснователь компании QRepublik Сергей Вищипанов мог бы стать врачом в третьем поколении — его отец и дедушка работают сердечно-сосудистыми хирургами. Но молодой человек решил связать свою жизнь с предпринимательством.

«Я никогда не мог понять людей, которые открывают очередной интернет-магазин: это не интересно, это ничего нового в мир не приносит. Я в 16 лет делал и продавал кеды со встроенными колонками для танцоров, мне всегда хотелось создавать что-то новое, необычное», — рассказывает он.

Осенью 2014 года студент-предприниматель увидел французский проект, который предлагал визитные карточки с QR-кодом. «Мы решили попробовать сделать похожий сервис в России: заказали сайт, сделали MVP, но быстро поняли, что здесь это не актуально», — вспоминает Вищипанов.

Тогда он вдвоем с партнером стал развивать идею и думать, где еще можно применить QR-код: «Я вспомнил рассказы отца о том, как сложно было врачам находить родственников потерявших память пожилых людей, доставленных в больницу. Или назначать препараты пациентам скорой, которых привозят без сознания — вдруг они могут погибнуть от аллергической реакции?».

Вищипанов предположил, что при помощи QR-кода можно зашифровать ссылку на облачное хранилище, где была бы собрана информация о человеке: имя, фамилия, адрес проживания, номер страховки, аллергия на препараты и так далее. «Все, что требовалось бы от врача — это распознать код при помощи смартфона. Сэкономив время, он смог бы спасти чью-то жизнь».

Затем предприниматель пообщался со знакомыми сотрудниками скорой помощи. Они подтвердили его гипотезу и предложили сделать продукт в виде браслета: «Первоначально мы хотели сделать жетоны, но медики отговорили. Сказали, что браслет — удобнее всего. С первой версией мы немного ошиблись: QR-код был размещен на тыльной стороне браслета. С одной стороны, врач мог быстрее его сканировать, а с другой — это ставило под угрозу безопасность данных. Поэтому в следующей версии мы решили спрятать код», — рассказывает Вищипанов.

Развитие проекта QRepublik

Инвестиции составили 70 тысяч рублей — на эти деньги еще для проекта с визитками был заказан сайт. Он был адаптирован для нового сервиса Вищипанова: «Мы поняли, что невозможно все держать на аутсорсе, и нам нужны свои ресурсы. Поскольку у нас не было людей, знакомых с программированием, и мы не умели заниматься такими вещами, то в итоге я сам научился веб-разработке и сделал первый прототип программной части QRepublik. От нулевого уровня до базового понимания основ разработки ушло три месяца. Потом еще столько же, чтобы углубить знания», — рассказывает Вищипанов.

Затем проект заметил основатель французского стартап-акселератора Numa Яник Траншье. «Нам протянули руку и мы за нее взялись. Нам понравился их подход. У них атмосфера внутри акселератора была достаточно интересной, кроме того, они помогли нам довести до ума программную часть продукта. Плюс, у них есть такая штука, как Numa Family: не важно, как давно ты прошел программу акселерации, ты всегда можешь пользоваться их помощью и поддержкой, работать в коворкинге и так далее. Это создает семейную, душевную атмосферу», — уверен Вищипанов.

В браслете нет электроники и, как утверждают разработчики, он изготовлен из легкого гипоаллергенного материала: «Нам нужен был простой, как пробка, продукт: чтобы его можно было кидать, бросать, мочить и с ним ничего не случилось. От пластика отказались в самом начале».

На изготовление первой партии Вищипанов потратил две тысячи рублей, но из-за бликующего покрытия сканер не смог считать код: «Мы уже готовы были подписать контракт на 10 тысяч браслетов с фондом “Наше будущее”, но в самый ответственный момент браслет не сработал. Сделка сорвалась, и мы решили изменить покрытие».

Проблемы и их решения в проекте QRepublik

В августе 2015 года предприниматель договорился с министерством соцразвития Московской области о бесплатной раздаче браслетов пожилым людям 1920-1930-х годов рождения в Домодедово. Также он пообщался с врачами скорой помощи и рассказал им о своей системе. Чиновникам предприниматель передал 60 аксессуаров. Однако сами пенсионеры браслеты носить отказывались.

«Они пугались, говорили, что ни в коем случае не станут носить какое-то непонятное устройство. Так продолжалось до тех пор, пока одна бабушка зимой не поскользнулась и не упала — ее с потерей сознания забрали в больницу. Браслета на ней не было, и врачи намучились: родственников найти не могут, данных никаких нет, что делать — не знают. Но все закончилось хорошо. Она пришла в себя и сама рассказала врачам, как связаться с ее близкими».

У компании нет прямых продаж пожилым людям, потому что в силу технической неграмотности они не смогут заполнить данные. Сейчас количество носителей устройств превышает 6,5 тысяч человек. «Мы работали с мелкими каналами продаж — это благотворительные фонды, частные дома престарелых, а сейчас мы больше выходим на работу с государством», — рассказывает Вищипанов.

По словам предпринимателя, раньше работать с представителями власти было тяжело: «Когда мы начинали, мне было 19 лет. Меня вообще не воспринимали всерьез. Хорошо, что мой генеральной директор старше, и к нему повнимательнее относились».

Первоначально предприниматель обращался к региональным чиновникам только за информационной поддержкой: «Мы даже не предлагали им у нас что-то покупать. Говорили представителям системы здравоохранения: “Давайте мы с помощью вашей поддержки проинформируем врачей скорой помощи о том, что есть такое средство, которое может помочь им и пациентам”».

Однако региональные представители министерства здравоохранения не хотели проявлять инициативу: «Если им сверху не принести разрешение, они ничего делать не будут. В этом очень большая сложность: одно дело, когда ты продвигаешь продукт, который заложен в государственных программах, а другое — когда ты приносишь что-то абсолютно новое. Понятно, что они рискуют и создают административные барьеры», — рассказывает Вищипанов.

Сейчас из-за того, что проект показывает хорошую социальную и экономическую эффективность, утверждает Вищипанов, многие регионы становятся более лояльны к внедрению таких браслетов: «Прямую экономическую эффективность выделить нельзя — она косвенная. Это снижение времени на получение информации, помощь в принятии решения медицинским работникам, социальная адаптация граждан и возможность спасти жизнь человеку. Когда мы пилотный проект запустили, нас очень вдохновляли звонки врачей, которые говорили нам, что, например, сегодня мы помогли спасти жизнь. Это очень мотивировало».

Сегодняшняя ситуация и планы на будущее

Сейчас продукт представлен в Курганской, Калужской, Тюменской области, Ставропольском крае и в некоторых городах Московской области. «В Москве мы вообще не работаем, потому что не можем выйти на соответствующие лица, принимающие решения. На наши письма отвечают стандартным отказом и отправляют нас на сайт госзакупок. Сейчас мы внедряемся в Хабаровском крае, собираемся выходить на Свердловскую область и Краснодарский край», — рассказывает предприниматель.

За девять месяцев продаж выручка компании составила 3,6 миллионов рублей, утверждает Вищипанов: «У продукта хороший потенциал, но прибыль пока небольшая, потому что мы долгое время тестировали техническую составляющую, продажи и обработку информации».

В дальнейшем предприниматели планируют зарабатывать не за счет продаж браслетов, а благодаря анализу больших данных для фармкомпаний: «Мы хотим минимально опустить стоимость продукта. В идеале, чтобы он доставался людям бесплатно, за счет фармкомпаний, благотворительных фондов и домов престарелых. Информация полезна как фармацевтической отрасли, так и медицинской среде. Например, с использованием данных можно разработать программу снижения хронических не инфекционных заболеваний». Какие именно данные будет анализировать QRepublik, Вищипанов не уточнил, однако заверил, что «информация деперсонализируется, поэтому вся статистика полностью обезличена».

В 2017 году основатели планируют увеличить количество пользователей до трех миллионов человек, выйти на туристический рынок, а также полностью доработать платформу для анализа данных. «Мы сами считаем цель амбициозной. Но тут ситуация вот какая: если бы мы изначально работали с теми же возможностями, которые у нас есть сейчас, мы бы за эти девять месяцев подключили бы не шесть тысяч человек, а шестьсот тысяч».

По словам основателя, он рассчитывает на хороший старт туристического проекта: «Когда ты едешь в другую страну, ты не знаешь местного языка. В ту же Грецию, например. Ты не знаешь греческий, греки не знают русский. И тем более никто не знает, как будут медицинские термины по-английски».

Вищипанов планирует сотрудничать с туроператорами, чтобы они приобретали браслеты и вносили информацию, которая при сканировании QR-кода будет отображаться на языке страны пребывания: «Доктор сосканирует код и получит перевод медицинской информации на свой язык. Он узнает, как тебя зовут, в каком отеле ты живешь, с какой турфирмой прилетел, какой у тебя номер страховки, что очень нужно врачам в другой стране. А туристам это нужно для уверенности в себе: этот идентификатор решит большую часть их проблем с визитами к врачу в другой стране».

По предварительным договоренностям такие браслеты будут вкладываться в туристические конверты, а информацию будут вводить представители туроператора. Основатель QRepublik рассчитывает реализовать не менее 2,6 миллионов туристических QR-браслетов за лето 2017 года в России. «Если к нам подключатся европейские туристы, будет еще лучше. Мы планируем выйти на этот рынок с помощью Numa», — заключает он.

 

 

Share:

Share:

История стартапа Joinmamas

Анна Гайван, основатель стартапа Joinmamas, рассказала о своем профессиональном пути, развитии идеи проекта и о настоящем Joinmamas

Работа Анны Гайван в ABBYY

Я проработала в компании ABBYY 10 лет, за это время успев сменить 4 должности и поднять с нуля собственный проект внутри компании – мы делали распределенную базу данных с клиентским приложением для создания словарей. Наша система до сих пор используется с издательствах и научных институтах в России, Финляндии, Германии и Мексике. Я делала эту систему с нуля – сама писала технические требования, опрашивала пользователей, писала сценарии, создавала язык разметки для словарей, собирала команду и планировала проект для команды из 8 человек. Мы сделали 3 релиза, внедрили систему в нескольких организациях, я написала 8 научных работ и даже запатентовала изобретение. Следующим этапом было написание кандидатской и защита в Оксфорде или Познани, но я предпочла семейную жизнь, на несколько лет ушла в декрет, чтобы потом вернуться в компанию уже в отдел мобильных приложений.

И, как это часто бывает в декрете, я вышла на новый этап понимания себя, своих потребностей и сильных сторон. Выйдя на работу в корпорацию я была полна энтузиазма, изучила много нового, но со временем начала понимать, что моя позиция мне “мала”. В больших компаниях зачастую бывают определенные ограничения по тем задачам, которые ты можешь выполнять в рамках большой структуры. А мне хотелось развернуться на полную мощь. Я начала оглядываться по сторонам и смотреть в сторону проектов, которые требуют применения всех твоих знаний. Так я познакомилась с Александром Ларьяновским. Мы встретились в кафе, обсудили проект и задачи, а на вторую встречу Александр пригласил меня в офис Skyeng.

Работа Анны Гайван в Skyeng

Это был огромный контраст – после громадного бизнес-центра ты попадаешь в двухкомнатную квартиру, заполненную людьми с горящими глазами, которые обсуждают вопросы прямо здесь и сейчас и бегут делать. Не надо использовать пропуск, чтобы сходить в туалет, плюшки всегда доступны и половина вопросов решается на диванчике на кухне. Здесь я и поселилась в первые месяцы работы в Skyeng. Я заняла стратегическую позицию рядом с местом, где пили чай и разговаривала с каждым, кто приходил подкрепиться – чтобы понять, как устроена компания и как устроен бизнес. Все эти знания помогли мне вывести компанию на новый уровень технологического PR – мы открыли собственный блог на Хабре, организовали собственную секцию по большим данным совместно с SAP и IBM, вышли на международную арену и делали доклад на EdTech в Лондоне. Одновременно у компании появилось больше “говорящих голов” – когда понимаешь, кто и в какой области является экспертом в компании, легче проводить больше интервью, писать авторских колонок и выступать на конференциях.

Новый опыт

Одновременно с PR я занималась развитием бизнеса – общаясь с нашими коллегами во всем мире, мы быстро поняли, что интерактивная платформа для изучения языка, которую делают в Skyeng – уникальна, и можно попробовать внедрять платформу в других школах для повышения технологичности образования. С Георгием Соловьевым, генеральным директором компании, мы провели многие часы в обсуждении того, как открыть новое направление бизнеса и какие рынки будут наиболее правильными для тестирования первоначальной гипотезы.

Вывод компании на международный уровень дал мне много понимания того, как устроен бизнес, как мыслят инвесторы, как найти сильные стороны проекта, которые помогут получить прибыль. Пока я работала в Skyeng я консультировала множество проектов по бизнес-модели и по выводу на новые рынки. Меж тем, у меня всегда была идея своего проекта, но его я видела как социальный и, скорее несущий огромную миссию, чем коммерческий.

Joinmamas

Развитие идеи для стартапа Joinmamas

Моя идея была в следующем – помочь молодым мамам, которые сидят в четырех стенах взаперти с ребенком, найти себе помощников и друзей, которые поддержат ее на новом этапе ее жизни и составят ей круг общения и взаимопомощи. Конечно же, эту проблему я знала сама – когда я родила ребенка, мне очень хотелось, чтобы вокруг меня были умные и помогающие люди и, желательно, чтобы они жили в моем районе, а не на другом конце Москвы.

С 2014 года я общалась с мамами, читала женские группы в Facebook, ходила не лекции и мероприятия для мам. Постепенно идея выкристаллизовалась и потребность в таком сервисе стала наиболее ясной, особенно, когда я пообщалась с моими подругами, которые уехали за рубеж. Они охотно согласились помочь мне продвигать проект в других странах, но сначала его надо было сделать с технической точки зрения. Поэтому первое, что я решила сделать – это найти CTO. Я позвонила моему знакомому, с которым мы вместе работали в ABBYY и на следующий день мы уже встретились и обсуждали проект. Я рассказала свое видение, он рассказал техническую часть. Мы вместе подумали над монетизацией, прикинули размер целевой аудитории, я написала первые требования к продукту и мы начали искать команду.

Команда собралась на удивление легко, при том, что денег на проект у нас тогда не было и мы работали на чистом энтузиазме – встречались по вечерам и на выходных, обсуждали требования, продумывали логику взаимодействия, пытались предугадать поведение мам. Так мы проработали 4 месяца, и в какой-то момент я поняла, что хорошо бы было нам поднять финансирование, т.к. ключевая команда работала бесплатно, деньги мы платили только программистам-фрилансерам, но деньги эти стремительно заканчивались.

Joinmamas

Я начала подавать заявки в акселераторы и в ноябре мы были приняты в международный акселератор NUMA. Это был большой challenge, т.к. в этот же момент я получила предложение от одной классной компании перейти к ним на работу с очень интересными задачами и не менее интересной зарплатой. У меня стоял выбор – либо новый виток в моей карьере, либо стартап.

Настоящее пректа Joinmamas

Мне интересно вести этот проект, я очень точно вижу, куда надо идти, и зачем. Это придает уверенности и сил. Меж тем, у меня есть много людей, которые меня поддерживают и верят, что у меня все получится. Главное, когда начинаешь свое дело – уметь брать на себя ответственность. Чем выше ты хочешь подняться, тем больше доля ответственности. Основатель проекта решает любые проблемы в проекте – найм новых сотрудников, бухгалтерские отчеты, развитие продукта, анализа рынков, построение бизнес-модели, переговоры с партнерами и инвесторами. Надо уметь делать все и не бояться изучать новое.

В моей команде работают сильные профессионалы и я очень рада давать им задачи и привлекать новых людей в команду, которые помогают нам решать все многообразие задач. Как работать в мужском коллективе?

Я даю моим сотрудникам сложные задачи и помогаю их решать. Это выводит их на новый уровень. А это не сравнится ни с какими корпоративными “плюшками” – саморазвитие и решение новых задач мотивирует куда сильнее, чем любые материальные выгоды.

Share:

Share:

Акселератор Numa Moscow приглашает российские стартапы

Международный акселератор NUMA Moscow объявил второй набор стартапов. Участники получат 700 тысяч рублей инвестиций в обмен на долю в стартапе в 10%.

Для кого

NUMA ищет проекты ранней стадии развития с сильной командой, работающим прототипом или MVP и потенциалом на глобальную экспансию.

Что получат участники

Прошедшие отбор проекты получат четырехмесячную акселерационную программу. Менторы помогут участникам с построением бизнес- и финансовой модели, а также самим развитием бизнеса. Фокус программы – рост и масштабирование проекта. Будут проводиться практические занятия по расширению маркетинга, методологии продаж, стратегии международного развития, наем кадров и по привлечению и использованию инвестиций.

В конце программы стартапам расскажут про привлечение клиентов и инвестиций, также будет организована бизнес-поездка в Париж.

В обмен на участие в программе проекты получат по 700 тысяч рублей инвестиций в формате конвертируемого займа в обмен на 10% акций стартапа.

Как подать заявку

Чтобы принять участие в отборе, требуется оставить заявку здесь до 19 июня. Процесс отбора проектов будет состоять из трех этапов – первоначального (рассмотрение заявок), полуфинала и финала (общение и встречи стартаперов с экспертами).

Узнать о конкурсе более подробно можно здесь.

Share:

Share:

Фредерик Ору: «Образование должно давать не знания, а опыт»

Во Франции есть компания NUMA, которую часто называют «Кремниевой долиной по-французски». Занимается она поиском и поддержкой талантливых предпринимателей со своими готовыми и не совсем готовыми проектами.

NUMA занимается акселерацией стартапов — помогает молодым предпринимателям и командам, имеющим свои проекты, доработать продукт, получить инвестиции и выйти на международный рынок. 14 лет NUMA проработала во Франции, а в этом году пришла в Россию. 29 октября в Москве прошла презентация первого набора программы акселерации от NUMA, и мы не могли упустить возможность поговорить с человеком, который почти в буквальном смысле выращивает поколение созидателей. Побеседовали и о впечатлениях от российских проектов, и о навыках, необходимых для жизни в изменчивом мире, и о том, чему нужно бы учить молодёжь, но мы никак не успеваем.

Фредерик Ору – математик, инженер, сооснователь и исполнительный директор компании NUMA, которая занимается развитием технологических стартапов во Франции, в апреле этого года вышла в Москву, а в ближайшее время планирует выйти на площадки ещё 15 стран.

Каковы ваши впечатления от NUMA Москва, от представленных проектов?

Вообще это мне напомнило то, что мы видели во Франции — очень хорошие команды; английский у некоторых хромает, зато у других он просто потрясающий; и у всех искорка в глазах. Приятно отметить, что у некоторых проектов уже достаточно солидная база пользователей. Из 10-12 представленных команд по крайней мере половину ждёт успех. В любом случае, все они уже предприниматели, и не остановятся на достигнутом, а дальше покажет время. Хочется сказать и о менторах — все они очень заинтересованы в проектах и готовы предложить свою помощь. Приятно видеть развитие подобной экосистемы поддержки предпринимательства. Нужна ещё пара катализаторов, но на самом деле все необходимые ингредиенты уже есть в наличии — и стартапы, и предприниматели, и менторы, и нужный настрой.

А есть какая-то разница между теми стартапами, которые вы видите на NUMA в Париже, и московскими проектами?

И там, и там мы видим много социальных проектов, много проектов в сфере медицинских технологий — тематически проекты более-менее похожи между собой. Это совершенно нормально, ведь это глобальные тренды. Но я заметил, что российские ребята более технически подкованы. Что я имею в виду? Во Франции ребята больше ориентированы на вопросы практического использования, на потребителя, поэтому французские проекты различаются в основном только упаковкой, а не технической реализацией; в России же проекты технически очень насыщенны.

Какие сферы будут наиболее перспективны в ближайшие 5-10 лет, как думаете?

Ого, вот это вопрос! Я, конечно, не Нострадамус, но судя по моему опыту работы во Франции или в Индии, можно отметить уверенный рост в области разработки искусственного интеллекта, особенно того, что касается «глубокого обучения». Всё больше и больше технологий глубокого обучения (Deep Learning) находят своё применение во многих сферах — в сфере обслуживания, например, эти технологии позволят автоматически обрабатывать запросы клиентов. Глубокое обучение позволит масштабировать этот опыт и изменит привычный порядок вещей. Ещё один тренд — робототехника, которая стремительно развивается во Франции; мне кажется, в российских реалиях также существует огромный потенциал для развития этой сферы.

А есть ли различия в образовательной программе акселератора для предпринимателей Франции и России? Адаптировалась ли она под Россию каким-либо образом?

На самом деле цель программы — учитывать слабые стороны предпринимателей и помогать их исправлять. Сильные стороны французов — в инженерном деле, решении проблем, реализации проектов, а слабые — в маркетинге и выстраивании отношений с пользователем. Именно поэтому основой нашей обучающей сессии стал UX-дизайн. В России примерно та же проблема, только в ещё более усугубленном варианте. Ребята здесь ещё более технически натасканы и обладают серьёзной академической базой, но не имеют ни малейшего представления о том, как и кому свой навороченный продукт продавать. Поэтому и в России акцент мы планировали ставить на UX-дизайне, учить предпринимателей выходить в свет, общаться с потребителями, понимать, что им нужно, а потом уже продолжать работу над продуктом. Думаю, этим путём мы здесь и пойдём. Как во Франции нет никакой необходимости обучать создателей стартапов научному подходу, так и здесь её совершенно нет. Курс в Москве будет направлен на маркетинг и продажи даже в большей степени, чем во Франции.
И, хотя каркас программы останется тем же, мы будем её адаптировать под Россию, учитывая пожелания и экспертизу менторов.

Поговорим немного о тех предпринимателях, что мы сегодня видели. Как думаете, какие у них перспективы? Есть ли у стартапа некий «срок годности» — иными словами, сколько времени должно пройти, чтобы стало понятно: всё, это неудача, нужно остановиться и заняться чем-то другим?

Этот «срок годности» не может быть слишком велик. Стартап — дело быстрое. Чем скорее стартапер поймёт, что «не взлетело», тем лучше. Здесь излишнее упорство ни к чему — нет смысла продолжать совершать одно и то же действие и ждать иного результата. Упорство лучше применять в других направлениях — в попытках изменить продукт к лучшему, в попытках найти что-то другое.Точной длительности такого периода вызревания я назвать не могу. Могу только сказать, что предприниматель должен слушать и слышать своих потребителей, а также прислушиваться к мнению своих менторов и учитывать цифры. Если стартапер долго не выходит на путь роста, это явный признак того, что с продуктом что-то не так.

Вернёмся к образованию. Российский стартап-акселератор ФРИИ в этом году запустил в десятках российских вузов онлайн-курс по предпринимательству для студентов старших курсов. Как вам такая инициатива? И не думаете ли вы, что такой курс пригодится обучающимся гораздо раньше — и на первых курсах, и, может быть, даже в школе?

Это типичная проблема не только в России, но и во всём мире — мы не готовим молодое поколение к будущему; к тому, что они сами себе будут создавать рабочие места; что им нечего и не от кого будет ждать, кроме себя самих. Нам нужно учить наших детей тому, что даже если они и не создадут свою компанию (в конце концов, не все рождены предпринимателями), им нужны творческие навыки, им нужны междисциплинарные связи, им нужно умение применить свои знания в жизни. В обучении предпринимательству есть действительно большой педагогический потенциал.

Просто говорить об этом недостаточно, нужно доказывать необходимость этого не словами, а делами.

А вы занимаетесь какими-то инициативами на этом поприще? Организовываете занятия в учебных учреждениях?

Ну мы не можем же разорваться, невозможно заниматься всем сразу. Но сейчас мы готовы заполнить собой пропасть, лежащую между университетами и работодателями. У нас существует гигантский разрыв между образованием и профессией; это проблема типична для сегодняшнего мира — как говорится в одном известном высказывании, образование готовит людей для будущего, о котором нам ничего не известно.

Поэтому молодёжь необходимо как можно раньше включать в профессиональную систему, в карьеру. Это касается не только вузов, но и научно-исследовательских институтов. В Америке, например, нередки случаи, когда учёный основывает свою компанию; таким образом, научное сообщество становится частью предпринимательского мира. И было бы здорово создавать и укреплять подобные связи между наукой, образованием и бизнесом. Хотя это очень и очень непросто.

Наши акселераторы будут работать в 15 странах; и из каждого уголка планеты мы можем получить ценный синергетический опыт.

Нас читает множество учителей. Если вас спросить, каким навыкам необходимо научить современных людей, какой бы совет вы дали?

Я бы предложил всем в рамках школьной программы изучать дизайн-мышление. Это прекрасный способ понять одну простую вещь: что бы ты ни делал, чему бы ни учился, ты это делаешь не только для себя, но и для других, для кого-то по ту сторону стола, экрана или границы. Понимание того, что ты работаешь для кого-то, ведёт тебя к необходимости разобраться, что нужно этому «кому-то», будет ли твоя работа полезна этому «кому-то». Дизайн-мышление поможет и учителям поднять мотивацию своих учеников, очень многие из которых не очень понимают смысл учёбы.

Что вы думаете о концепции массовых открытых онлайн-курсов? Смогут ли они заменить хоть какую-то часть традиционного процесса обучения?

В чём я уверен сегодня, так это в том, что знание само по себе уже не несёт в себе никакой ценности. Знания вокруг нас, они всегда под рукой, их очень много. Сама концепция MOOC подразумевает свободную доставку знаний для всех. Эту функцию у учебных учреждений они могут спокойно забрать. А вузам и школам останется вместо знаний предлагать своим студентам не знания, как раньше, а опыт. В смысле приобретения опыта у онлайн-курса ты ничему не научишься; чтобы приобрести опыт, нужно взаимодействие, практика, пробы, ошибки и общение.

Share:

Share: